Рассказывал о знакомом наркомане

"Выход есть. Возвращайся!" - РИА Новости,

Исповедь наркомана, который не употребляет уже восьмой год Нарколог Вячеслав Солодухо рассказал "КП", что зависимость от. Есть еще она разновидность отказа от лечения - когда наркоманы с большим стажем, . Я расскажу об одном своем знакомом. .. В чем состоит сам метод, достоверно я сказать не могу (автор не очень-то рассказывает о нем). У всех участников сообщества "Анонимные наркоманы" своя история. наркоманах", потому что нас водили в группы, рассказывали об этом позвонить знакомому и попросить на последние деньги достать мне.

Раньше я думал, что нахожусь выше простых человеческих радостей, что большинство из них мне не. Потихоньку начинаю замечать, что меня радуют интересные моменты в работе, поход в театр, даже вид зимнего города, интересные лица на улицах. Но особенно радует, когда наблюдаю здоровое человеческое общение, очень хочется учиться. В общем, реальность понемногу возвращается — в употреблении не замечал многого, как будто был заперт в самом. Еще я начал понимать, что у меня почти совсем утрачено естественное чувство меры не только в употреблении, но практически во всем, что делаю.

Вижу, что мне нравится девушка — и уже хочу на ней жениться, вижу наркомана — и хочу все бросить и пойти его спасать. Мне постоянно кажется, что прямо сейчас я должен сделать что-то глобальное: Сейчас я учусь себя сдерживать, и кое-что начинает получаться. Я для себя решил, что главная моя задача — это выздоровление, а не спасение мира. Но кое-какие соображения по поводу борьбы с наркоторговлей все же выскажу. От тюрьмы за употребление спайсов до "драконовских" колоний.

Адекватны ли предложенные методы борьбы? Ведь, на самом деле, проблема наркомании в Беларуси сейчас очень острая, намного серьезнее, чем может показаться людям, не сталкивающимся с этим напрямую. Просто гуляя по улицам Минска, я вижу, как много молодых людей "в теме", очень. Идет реальная химическая война! Я раньше думал, что это моя паранойя наркоманская, но нет, это подтверждают ведущие врачи-наркологи. В последние годы ситуация усложняется в геометрической прогрессии.

Просто многие предпочитают закрывать на это глаза — так удобнее Несколько реальных методов борьбы с наркоманией с позиции наркомана 1.

Понятно, что некоторые найдут обходные пути Но если хотя бы половина не найдет — это уже будет большой успех.

Сейчас ситуация такова, что если я захочу купить спайс через интернет — уже через час он будет у меня в кармане. Уже давно пора заблокировать эти сайты. Повысить уголовную ответственность за наркоторговлю — президент, в принципе, это озвучил. У нас сейчас получает от 8 до 13 лет как владелец крупнейших "магазинов" по торговле смертью, так и подросток, который продал один пакетик спайса знакомому или "угостил".

Сроки отличаются на год-два. Президент предложил создать отдельную исправительную колонию для наркоманов и наркоторговцев, и это вполне разумно. Что касается "невыносимых условий" в тюрьмах для наркоторговцев, то на практике это будет означать — ломать психику несформировавшимся личностям.

Они выйдут рано или поздно на свободу — надломанные и обозленные. И какой будет толк для общества? Привлекать к борьбе с наркоторговлей обычных людей, не обязательно связанных с наркотиками. Есть очень положительный опыт общественного фонда "Город без наркотиков", созданного Евгением Ройзманом в начале х в Екатеринбурге и впоследствии развившегося шире.

Суть его в том, что неравнодушные граждане организованно выявляют наркоторговцев и, сотрудничая с милицией, пресекают их деятельность. Основной лозунг звучит так: В интернете можно найти много информации, видео и других материалов — скажу лишь, что эта программа реально эффективна и работает уже много лет во многих городах России. У нас сейчас предпринимаются подобные попытки — "Молодежный антинаркотический спецназ" в Могилеве и другие инициативы.

Но, на мой взгляд, они малоэффективны, не хватает опыта и понимания деталей. Так почему бы не создать при государственной поддержке подобную инициативу у нас? Доносить до зависимых информацию об их болезни, в том числе принудительно. Человека, который не хочет избавиться от зависимости, лечить практически бесполезно, я согласен.

Но нужно хотя бы дать шанс осознать проблему, ведь отрицание ее почти всегда очень сильно, сужу по. Важно показать, что есть другой путь. Это, собственно, и есть, как мне видится, главная цель сообщества анонимных наркоманов и алкоголиков — дать понять каждому зависимому, что ему необязательно страдать и умирать от зависимости. Милиция плохая — она сажает в тюрьму, больница в Новинках — это вообще какой-то кошмар, психушка, там "запичкают" лекарствами до смерти… Анонимные наркоманы — у большинства предрассудок, что это секта, что там вообще непонятно чем занимаются.

Считаю, что информацию о реабилитационных центрах, группах самопомощи, "Анонимных наркоманах" и прочих реально эффективных методах нужно распространять там, где зависимый реально сможет ее получить. А именно — хорошо бы каждому милиционеру, врачу скорой помощи, наркологии и токсикологии, аптекарю иметь визитки с указанием телефонов и адресов, где зависимый сможет получить помощь. Мне недавно рассказывала психолог из одного реабилитационного центра, что к ним привезли летнюю девочку-спайсоманку.

  • «До законченного наркомана я скатился за неделю»
  • Записки трезвеющего наркомана. "Идет реальная химическая война!"
  • «У наркоманов три варианта: тюрьма, больница и смерть»

Первый раз родители ее практически заставили лечь туда, она ушла через три дня. Второй раз привели тоже насильно, она ушла через неделю. В третий раз она уже пришла сама, добровольно! Продвигать в СМИ социальные программы по борьбе с зависимостями и делать реально эффективную социальную рекламу, желательно — с привлечением выздоравливающих наркоманов. Умер уже последний наркоман. Полицейские уже не ходили по школам. Многим стало казаться, что эта история про замурованную девочку - вымышленная страшилка.

Но как-то раз в одну школу перевелась одна девочка. Всех учителей она поразила своими глубокими знаниями. Этой девочке было ещё только восемь лет, а она уже знала законы Ньютона, интегралы, английский и французский язык.

Могла наизусть рассказать таблицу Менделеева и всего "Евгения Онегина".

«До законченного наркомана я скатился за неделю»

За успехи девочку перевели сразу из второго в десятый класс. Её бы перевели и в одиннадцатый, но физрук был против, потому что девочка плохо бегала и прыгала, не могла отжаться ни разу. Учителям было интересно посмотреть на родителей этой чудо-девочки.

Учителя думали, что они - это какие-то супер-педагоги. Но ни разу ни на одно родительское собрание родители девочки не пришли. Она говорила, что родители очень заняты, что работают допоздна. Даже когда девочка переводилась в эту школу, то она сама приходила с заявлением.

А потом случилось неожиданное. Как-то на уроке биологии девочку вызвали к доске отвечать. Ломало меня около двух недель, не спал, не ел, только пил алкоголь. Было невыносимо, но затем стало легче, организм постепенно восстанавливался. Я начал дышать свободно, чему-то радоваться, понимал, что трезвый. Не надо было бежать сломя голову в поисках наркотиков, мог посидеть дома и выпить чаю.

Я продолжал курить траву и пил, но героин не употреблял. Напивался до такого состояния, чтобы просто вырубило. Ломку невозможно терпеть, старался подавить ее, чтобы только не чувствовать. Вскоре вернулся в Ангарск и встретился со старым знакомым. Сразу заметил, что с ним что-то не. Он сказал, что у него с собой есть наркотики, достал шприц и начал колоться. Предложил мне, я подумал, почему бы и. Так мы начали колоться.

После того, как укололся, лучше посидеть, залипнуть, тебя охватывает сон и наступает эйфория. Вот так лепить может и полчаса, и два часа — зависит от качества наркотика. На первых порах достаточно одного укола в день, потом организм привыкает, приходится колоться два раза в день и чаще.

В Ангарске прожил около двух лет и все это время кололся. Знакомый, с которым начинал, переехал в Краснодар, но я находил другие компании. Купить героин было несложно.

Его продавали почти в каждом квартале. Через некоторое время заметил, что начали умирать люди, которых я. От передозировки скончалась моя близкая знакомая — Катя.

Незадолго до смерти она жаловалась: Мне надоело просыпаться и гнаться за чем-то. Из ангарской компании, а это человек 30, осталось только трое. Остальные кто в тюрьме, кто умер, кто переехал в другой город. Причем все молодые — не старше 27 лет. Когда долго употребляешь наркотики, приходит одиночество.

Понимаешь, что тебя окружают такие же наркоманы, как и ты, которым важно только одно в жизни — новая доза. Наступает болезненное понимание, что стал наркоманом. Тебе не нужно ничего, кроме наркотиков и одиночества.

Исповедь наркомана: "винт" варят из спичек и чистящих средств, колются даже глазными каплями

Потом появился парень, с которым когда-то начинали нюхать. Словились с ним и кололись. Как-то взяли героин и приехали ко мне домой. Мы укололись, и оба упали без сознания. Через полчаса я очнулся на полу, поворачиваюсь, а он лежит рядом весь синий.

Вызвали скорую, но было уже поздно. Эта смерть стала для меня звоночком. Я понял, что буду следующим.

Cпецпроект "Хроники борьбы с наркотиками в Приморье"

Реабилитация После смерти друга разорвал все контакты и уехал из Ангарска. Около месяца жил у матери в Иркутске. Депрессия была жуткая, жить не хотелось. Мама предлагала пойти работать, но я ничего не.

Прошлым летом по счастливой случайности пошел к стоматологу. В больнице женщина раздавала брошюры, взял одну, не читая, положил в карман и направился домой.

Купил себе алкоголь, выпивал и вспомнил про брошюру. В августе года начал проходить реабилитацию. У меня произошло знакомство с программой и с собственной трезвостью. Реабилитация — это очень тяжело, на самом деле. Сложнее всего менять себя и свой образ жизни. Когда на протяжении многих лет употребляешь наркотики, непросто взять и отказаться от. В центре я находился 24 часа в сутки. Должен был прожить там от шести до восьми месяцев, не покидая территорию. Через два месяца уехал, не смог.

Вернуться заставило то, что в трезвом состоянии мне было прикольнее. Через четыре месяца реабилитации я познакомился с девушкой. У нас завязались отношения, а в центре категорически нельзя было. Когда в реабилитационном центре начинают восстановление личности, психика как оголенный провод, ты эмоционально неустойчив, поэтому многое.

Потому что есть риск опять улететь в употребление. В крутое пике завернуться. Вместе мы ушли из центра. Я думал, что построю серьезные отношения, семью. Мы устроились на работу, около месяца жили трезво и в один момент сорвались. Начали употреблять синтетические наркотики соль.

До этого никогда их не пробовал, а у девушки был опыт употребления. Это очень сильный порошок, его можно нюхать, курить и колоть. В срыве принимал соль в течение месяца. Нашим отношениям пришел конец с первого же употребления.

Я понял, что с этим человеком у меня больше нет ничего общего. Мы прожили вместе еще неделю или две. Месяц срыва был для меня очень тяжелым. Эти наркотики сильно действуют на голову, я ни разу с таким не сталкивался, клубные наркотики, героин, кокаин — все это с ними не сравнится.